Дана Борисова и Евгений Осин: два пути из одной трясины.

Уходящий год был богат на весьма специфические события в мире шоу-бизнеса. Сразу несколько звезд театра, кино, телевидения, музыкальной сцены — объявили во всеуслышание о том, что они страдают смертельно опасным недугом химической зависимости — проще говоря, наркоманией и алкоголизмом. За некоторых из них можно только порадоваться — так, певец Стас Пьеха открыл собственный реабилитационный центр, признавшись перед этим, что беды, связанные с употреблением психоактивных веществ, знакомы ему не по наслышке. О ком-то можно только вспомнить с печалью — так, скоро исполнится 40 дней со дня смерти Дмитрия Марьянова. Артист умер в одном из реаб.центров, где проходил лечение от алкоголизма. Можно однозначно выделить общественную тенденцию: смертельно опасная болезнь химической зависимости перестала быть мерзким табу. Люди поняли, что это зло, с которым можно и нужно успешно бороться — то, что что об этом заговорили в открытую публичные персоны, подтверждает сей факт.

Однако вслед за «покаянием на площадях» — признанием в собственном бессилии перед алкоголем и наркотиками, просьбе о помощи — наступает самое трудное: собственно реабилитация, борьба за свою личность и свою душу. Для звёзд шоу-бизнеса, привыкших к публичности, к постоянному вниманию к своей персоне, сам поступок «признания на камеру», возможно, не так сложен, как для простых смертых. В конце концов, артисты — люди импульсивные и эмоциональные, сказать могут что угодно. А вот действовать дальше — готовы далеко не все. Тем более, когда действовать надо последовательно, долго, настойчиво, переступая через собственную гордыню и ежеминутные прихоти и похоти. (А, что ни говори, успех балует человека — и звезды куда более прочих привыкли потакать своим слабостям)

Показательны в этом смысле две истории, случившиеся «как под копирку». Дана Борисова и Евгений Осин. Телеведущая и поп-артист, блиставшие в девяностых и нулевых (тех самых годах, когда наркомания в России получила наибольшее распространение!), последние годы пропали с экранов, вышли из эфиров. У тех, кто занимается вопросами реабилитации наркоманов и алкоголиков вплотную, термин «выйти из эфира» означает высшую степень опасности: если человек, страдающий химической зависимостью и борющийся со своей болезнью, перестает общаться с близкими, не отвечает на звонки итд итп — время бить тревогу. В случае с Даной Борисовой и Евгением Осиным узкопрофессиональный жаргонзим мог быть употреблен и буквально — эфиров с Осиным и Борисовой не было многие годы и не предвиделось в ближайшем будущем.

Изменил ситуацию Национальный Антинаркотический Союз и его верный соратник, шоумен и телеведущий Андрей Малахов. В обоих случаях звёзд вынудили сделать не самое приятное признание, можно сказать — заставили признать проблему. И сделали это в прямом эфире Первого канала российского ТВ — с интервалом в несколько месяцев. Дана Борисова отправилась на реабилитацию в мае месяце, Евгений — в августе сего года. За происходящим далее наблюдала, без преувеличения, вся страна. Интересно же…

Звёзды вели себя как все наркоманы и алкоголики на первой стадии реабилитации: весьма туманно понимали, что с ними происходит. Рядовые употребители и популярные люди в этом ничем не отличаются друг от друга — и те, и другие живут в мире иллюзий. (Что, кстати, подтверждает постулат о том, что химическая зависисомсть — именно болезнь. У неё есть симптомы, стадии развития, она поддаётся лечению…) Однако по мере роста срока трезвости реабилитационная дорога блондинки Даны и знойного брюнета Осина кардинально разошлись.

Если первая, окончательно вытрезвившись, осталась верна реабилитационной программе, не отказалась от своих признаний — то второй, воспользовавшись доверием и уважением персонала, просто сбежал из реабилитационного центра. Хрупкая девушка оказалась морально крепче мужика с густой щетиной.

Дана Борисова обладает всего несколькими месяцами химической чистоты (после не одного десятка лет употребления!), она еще далеко «не стабильная», как говорят знающие её лично люди. Не исключён срыв — возможно, в ближайшие дни, возможно — через несколько лет. Но Дана Борисова уже никогда не будет прежним зависимым человеком — она познала радость чистоты и трезвости, она знает, что, кроме иллюзорной нарко-алко-вселенной, существует и реальный светлый мир.

Евгений Осин узнать этого пока что не смог. Но пока он жив — у него есть шанс. Будем надеяться, что он его использует. Тем более, что ни сотрудники НАС, ни близкие и коллеги Евгения Осина отказываться от него не собираются.

Главное меню